Crossout Вики
Advertisement
Crossout Вики
3679
страниц
Пепел к пеплу

Наемнику Детей Рассвета Робину было отчаянно скучно стоять на посту охраны. В стотысячный раз он обвел тоскливым взором пустой коридор научного комплекса, ярко освещенный люминесцентными лампами. Потом несколько секунд разглядывал мощную железную дверь охраняемого склада, на которой с прошлого осмотра не появилось ничего нового. После этого его взгляд остановился на напарнике-постовом. Зевнув, Робин лениво поинтересовался:

— Коннор, я вот что хотел спросить… Ты вообще в курсе, что мы охраняем-то? Обычно тут одного часового за глаза хватает… Второй наемник пожал плечами и скучающе ответил:

— Да шут их знает. Я видел, вчера какие-то коробки привезли, их грузили как раз сюда. Яйцеголовые вокруг еще носились так, будто внутри их годовой запас бухла. Вроде бы здесь они ненадолго, завтра должны отвезти куда-то еще. Наверное, очередные жуткие пушки, принцип работы которых могут понять только те, кто считает костюм химической защиты высшим писком моды. Все равно нам их в руки никто никогда не даст…

Коннор явно собирался сплюнуть, но посмотрел на чисто выскобленный пол и передумал. Вместо этого махнул рукой и отвернулся, явно считая разговор законченным. Однако Робин не собирался лишаться хоть какого-то развлечения и снова закинул удочку:

— Слышал, кстати, — начальству кто-то слил информацию, что на нас нападение готовится? Я вчера стоял на посту у командного пункта, зацепил краем уха разговор Детей. Как думаешь, правда?

Коннор с раздражением посмотрел на болтливого напарника.

— Да какая разница, что я думаю – яйцеголовые-то поверили, судя по всему. От приятеля среди дозорных слышал, что вчера приказали удвоить патрули. Хотя, по-моему, нужно быть самоубийцей, чтобы на нас тут нападать. Рассветные столько наемников собрали и столько пушек... О нашу оборону кто угодно зубы обломает. Чего только одни минные поля стоят! А помнишь, как ДОТы в руинах оборудовали?

Робин преувеличенно горестно застонал, после чего заржал:

— Ой, не напоминай! Мы тогда столько сил угробили на расчистку ведущих к ним тоннелей, что у меня до сих пор, кажется, каменная крошка на зубах скрипит… Но, вообще, Детишки молодцы. Что ни говори, платят они отлично, за такие суммы и поработать не грех.

Коннор усмехнулся, кивнул и хотел что-то сказать, но слова застряли у него в горле – коридор внезапно озарился тревожным алым светом, а из скрытых в стенах динамиков загрохотал механический голос:

— ТРЕВОГА! КОД ОПАСНОСТИ – ЧЕРНЫЙ! ВОЕННОМУ ПЕРСОНАЛУ ЗАНЯТЬ МЕСТА НА ВОСТОЧНОМ КОЛЬЦЕ ОБОРОНЫ! ПРИОРИТЕТ – НУЛЕВОЙ! ТРЕВОГА!

Робин ошарашенно переглянулся с напарником, махнул тому рукой и ринулся к своему посту, грохоча армейскими ботинками по бетону и слыша такой же топот со всех сторон. Ноги сами несли его по коридорам в направлении закрепленного за ним ДОТа, а в голове суматошно роились мысли: «Так, нулевой приоритет означает, что все бойцы ожидаются на передовой. А черный код опасности – высший уровень угрозы, объявляемый при нападении заведомо превосходящих сил. Ну и система у них… Все у яйцеголовых не как у людей!»

Взбежав из подземного туннеля по крутой лестнице и чуть не споткнувшись в спешке о змеящийся по полу толстый пучок проводов, Робин подскочил к пульту управления стационарной турелью «Синтеза». Пальцы ловко пронеслись по кнопкам и тумблерам на панели, повторяя заученные на тренировках движения. В глубине устройства раздалось нарастающее гудение, блок энергоячеек начал медленное вращение, в воздухе запахло озоном. Наконец, закрывающая амбразуру перед турелью маскировочная пластина отъехала в сторону, и наемник смог увидеть, что же происходит перед лабораторией.

Его ДОТ — как и многие другие, оборудованные Детьми Рассвета за последние месяцы, — представлял собой укрепленную изнутри комнату в развалинах, до Катастрофы бывших одним из зданий-сателлитов лаборатории и соединенных с ней подземным коридором. Снаружи он ничем не отличался от других таких же засыпанных пеплом руин вокруг научного комплекса, а любые сигналы от оборудования внутри гасились экранированными бронестенами. По задумке инженеров Детей, сектора обстрела этих ДОТов должны были контролировать проходы в окруживших лабораторию минных полях. Картина, представшая перед глазами Робина, наглядно показывала — все пошло не по плану.

Множество хищных боевых машин скользило по минному полю на ховерах, обшаривая пространство вокруг себя красными лучами и легко обходя надежно, казалось бы, замаскированные мины. Корпуса этих машин усеивали кластеры горящих мрачным огнем окуляров. Опустошители! Они вели активную перестрелку с выехавшими на перехват бронемобилями рассветных — однако те, вынужденные держаться известных им безопасных проходов в минном поле, не имели пространства для маневра. И гибли, гибли под нечеловечески метким огнем разумных машин, изрыгающих лазерные лучи и плазменные сгустки.

Сами же Опустошители презрительно игнорировали беспорядочную стрельбу защитников лаборатории, принимая редкие попадания на переливающиеся подобно мыльным пузырям силовые щиты. Определенные проблемы у них возникали лишь с боевыми дронами Детей, которых не стесняли мины, а маневренность позволяла уворачиваться даже от направляемых компьютерами Опустошителей выстрелов. Но вооружение дронов было слишком слабым, чтобы пробить силовые щиты, поэтому они представляли собой лишь досадную помеху.

Несколько секунд Робин ошарашенно рассматривал это кошмарное зрелище, не веря своим глазам. Этого не должно было происходить! Никто не ожидал, что враг сможет так легко обнаружить мины и обратит их против самих защитников! И почему нападающих так поздно заметили? Где пресловутые усиленные патрули? Где дальняя разведка?

Задаваясь этими вопросами, он не сразу обратил внимание на нарастающий пронзительный свист. Однако не заметить сияющий подобно голубому солнцу огненный шар, летящий со стороны лаборатории, он уже не мог. Свист оборвался, когда этот страшный снаряд упал рядом с одним из Опустошителей, — и поле боя исчезло в ослепительной вспышке. Наемнику показалось, что он ослеп, но спустя мгновение чувства к нему вернулись, и сквозь плавающие перед глазами радужные пятна он увидел, что на месте попадания остался оплавленный кратер, окруженный обугленными кусками еще недавно казавшегося неуязвимым робота. Робин пробормотал себе под нос:

— Ого, а вот и «Пульсары» в дело пошли… Ну и жахают же они...

Подбитый Опустошитель не слишком-то изменил расклад сил на поле, но этот выстрел продемонстрировал, что их можно одолеть, и словно развеял какое-то наваждение. Один за другим ДОТы ожили, открывая огонь из мощных стационарных орудий – многоствольных лазеров и скорострельных плазменных излучателей.

Робин тоже стряхнул с себя оцепенение. До побелевших костяшек стиснув рычаги управления, он навел свою турель на ближайшего Опустошителя и с остервенением вдавил спусковые крючки. Энергоблок с воем раскрутился, превратившись в смазанное веретено, и в сторону врага потянулась цепочка раскаленных сгустков плазмы. Силовой щит замерцал, рассеивая их… и лопнул, когда со стороны другого ДОТа в него вонзилось сияющее копье лазерного луча. Очередь плазменных зарядов прошила один из двигателей Опустошителя, и боевую машину внезапно повело в сторону. Отчаянно пытаясь выправить баланс, робот зацепил бортом землю и исчез в огненной вспышке – мины наконец дождались своей добычи.

Оскалившись, Робин перевел огонь на другую мишень. К нему присоединились оставшиеся в воздухе дроны, общими усилиями они перегрузили силовые щиты и просто разорвали железного монстра на куски. Снова раздался режущий уши свист, и спустя мгновение еще один Опустошитель практически испарился от прямого попадания из «Пульсара». Бронемобили рассветных своей жертвой все-таки задержали стремительную атаку боевых роботов, дав стационарной обороне вступить в бой, и баланс сил медленно начал клониться в сторону защитников. Пока сразу три ДОТа не исчезли в шквале разрушительного огня.

Увидевший это Робин пораженно перевел взгляд туда, откуда был нанесен чудовищный удар — и у него внутри что-то оборвалось. Вдалеке, стремительно приближаясь, клубилось огромное облако пепла. Внутри него глазами демонов пылали сотни ярко-красных огней и возвышались колоссальные — намного крупнее известных Робину бронемобилей — хищные силуэты. Наемник осознал горькую правду — все это время они сражались всего лишь с передовым отрядом Опустошителей, а теперь подошли главные силы. И это стало последней его мыслью.


Advertisement