ФЭНДОМ


Мне легенду о Мартине поведал Пит. Хотя какая это легенда? Тот же Пит – ее участник.

Мартину из Страны Замков было десять, когда во сне к нему в каморку явился кто-то в белом и ласково сказал: "Such Flandern". Потом говорили, что та ночь была, как день: небо взрезали огненные вихри, собаки испуганно выли по дворам. Неизвестный не мог лгать: прекрасна Фландрия и обильны поля её. Найти Фландрию. Гаечный ключ стал рукой Мартина. Отцовский шлем стал головой Мартина. Машина стала телом Мартина. Так Мартин стал водителем.

Ea3b075f815662736548892d4469
A9184ee1cf319c4272950595057b

Шесть лет Мартин жёг сомневающихся огнемётом. Шесть лет полосовал несогласных клинками – яростно, жестоко и весело. Шесть лет его по-простому названный "Wagen" взрывали, разносили, корёжили, сбивали колёса и оружие ­– научить мальчишку. Мартин учился. Нет больше учителей.

Парни постарше боялись его, но те, кто годился ему в родители, скоро стали принимать его как равного. И быть бы Мартину обыкновенным рейдером, не окажись рядом Августа Доннера. Август быстро разглядел в мальчишке будущего лидера и стал его механиком. А заодно привлек к Мартину многих бывалых водителей.

Под белым крестом шестнадцатилетний Мартин собрал воинство. Грозных водителей идеальных машин. Рыцарей Белого Креста. Кнехтов. Первую Экспедицию. Such Flandern.

Псих Пит был первым, на чью территорию вошли чужеземцы из Страны Замков. Бешеные кружили вокруг Кнехтов подобно падальщикам. Стрельбы не было. Мартин, камень и лёд, вышел из машины со стягом и стал ждать атамана. Пит подъехал к нему и стал трястись в хохоте – частью от важности малька, частью – от Огненной Крови, принятой перед выездом. Мальчишка потянул его за руку и посмотрел в глаза. Огненная Кровь словно выветрилась. Два вождя скрылись в "Wagen" и не выходили оттуда двадцать минут – целую вечность. А потом двери машины распахнулись, и они оба вышли оттуда – одновременно, чтобы никто не заподозрил, что один убил другого.

Бешеные отступили. Кнехты продолжили свой путь по нашим землям.

В "Wagen" Пит узнал о том, кто был Мартин. Но почему пустил его воинство дальше, он отказывался говорить. Все знают, что Пит боялся лишь смерти – оттого-то он так и безумен. Но, как выразился певец металлов Сокол, который эту легенду услышал от меня, "Ярость маньяка была убита шестнадцатилетним куском гранита".

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.